Загоном на лося или дурочку нашли.

Не знаю, на долго ли, но климат в нашей стране поменялся. Особенно это почувствовалось в Центральной части.  Прошедшая тёплая зима, сменилась, ранней весной. Пусть и дождливое, лето было вполне сносным, а иногда тропически знойным. Осень. Сухая и тёплая, часто радовала солнечными, по-летнему, жаркими днями. Всё это доставляло удовольствие не только людям, но и окружающему нас животному миру. Прогуливаясь по полю у деревни, с удивлением заметил большой выводок куропаток. Для октября, они показались мне слишком худосочными и мелкими.

— Болеют, подумал сначала я, но другая, более верная мысль поправила мои сожаления. Это второй выводок. Совсем молоденький. Увидев моё приближение, они со свойственным им недовольством, шумно оторвались от земли. Немного пролетев, скрылись за забором ближайшего участка. В Шатуре егеря так же отмечали, что, хоть и мало воды в этом году, а утки по два выводка сделали.

По привычке, собираясь в поездку, я набил сумку тёплыми вещами. Шерстяной свитер и шерстяная безрукавочка на всякий случай, а обошлось рубашкой. Как-то катаясь по Франции осень, после очередной охотничьей выставки, заметил охотников. Они стояли на номерах. Шла загонная охота. Из любопытства, мы, припарковали машину на обочине и сделали несколько фотографий. Охота налегке. Тёплая осень. По местному времени, около десяти. В рубашках и разгрузочных жилетах. Вот и мы, в Волоколамском районе, запарившись от переходов, прохлаждались по лёгкому. До нас докатилось европейское тепло, а до них наши холода и метели. В республике Соха Якутия никак не появится лёд и вместо привычных в это время морозам под двадцать, в Оймяконе – Полюсе холода, всего-то минус три. Звери в республиканском зоопарке Орто-Дойду наслаждаются переменами вместе с людьми. Вот бы и дальше так. Я за потепление. В нём есть своя прелесть.

Наши охоты без лишних услуг. Они простые и понятные. Гоняем сами. Разделываем сами. Когда загонщики со стороны, есть что-то барское. И, кто знает, — что там в лесу, разворошенном, словно улей, надрывными криками загонщиков. Они, конечно, расскажут всякое, по выходу из леса. И кабаны… и косуля… и лоси, увернувшиеся и развернувшиеся.

Как старый гончак, я встал в ряды загонщиков, понимая, что, если охота затянется, то измотанный переходами до последнего, загонять мне будет уже сложно. А халявить неловко.

Загоном на лося или дурочку нашли.

Часто бывает, что проще в загонщики, чем обрезать весь квартал, чтобы встать на номер. А здесь рассредоточились и бодро вошли в лес зычно разбудив лесную чащу, напролом через валежники или в обход, но одним строем. По слуху держась за соседние голоса, как на незримой верёвочке, не отставая и не опережая.

Не очень понимаю из чего всё складывается в лесной жизни. В чём порядок и бардак. Только бывает, что один лес чист и просторен, а другой, как захламлённый амбар. Румянцевские леса, словно таёжные дебри. И их любит зверь. Здесь трудно и непроходимо порой двуногим. Зато на четырёх ногах спокойно и неудобств не чувствуется. Человек своей не приспособленной ступнёй цепляется за валежник, путается в осоке, а копытца его и не замечают.

Я топал, стараясь не сбиться с намеченного азимута, почти не выбирая дороги. Поваленные временем и сильными ветрами деревья, иногда заставляли искать обходы. Это доставалось не только мне. Были преграды и похуже, когда кто-то из загонщиков нервно жаловался на непроходимость и просил подождать. Мы останавливались на месте, чтобы не портить строй и продолжали громко выкрикивать, кто на что горазд. А горазды были на многое. Сосед мой справа с позывными «Андрей Джан» и вовсе не морочился, а взял себе одну простую для этого занятия фразу, — «Выходи!!!» «А ну ка выходи». По ней я стал узнавать его даже стоя на номерах. Крепкий и взрослый мужчина, не ленился и часто вставал в ряды загонявших. Может просто устал от стрельбы и любил походить по лесу, находя в этом больше интереса, чем стрелять по зверям.  На самом деле занятие это, хоть и не лёгкое, но увлекательное. Что там увидишь на линии стрелков, стоя под жужжащими от напряжения провисшими от тяжести проводами? Напротив, пробираясь в лесной чаще, открываешь для себя множество простых тайн. Где-то окажешься на вытоптанной копытами тропе, ведущей к водопою.  Где-то наткнёшься на свежую лёжку. Потрогав рукой примятую траву, можно понять, насколько она свежая. Так было и в этот раз. Подойдя к болоту, я остановился у замятой осоки. Снял перчатку и ладонью ощутил ещё не простывшее место отдыха большого зверя. Сообщил по рации о своей находке. Загонщики с новыми силами заголосили, обдавая лес громкими воплями. Появился нескрываемый азарт.  Справа затрещал валежник. Там «Андрей Джан» громко выкрикнул свою излюбленную фразу «А ну ка выходи!!! Выходи давай».  Сквозь деревья с его стороны метнулась тень, которая превратилась через несколько метров во взрослого и крупного зверя. Через считанные секунды, этот зверь уже отчётливо скакал, преодолевая препятствия на своём пути лёгкими и красивыми прыжками, как лошадь на соревнованиях по «Стипль-чезу». Только потерявшая где-то своего всадника. Это была лосиха. Ушастая с вытаращенными от страха большими глазами.

На охотничьем языке, — корова. Когда нас разделили какие-то десять метров, не больше, я закричал изо всех сил, в надежде послать её от нас на загонщиков. И к выкрикам добавил громкие хлопки ладонями. Но она нацелилась только на прорыв из вражеского окружения. Видимо опыт прошлых лет подсказал ей единственный путь к спасению. Прижав уши вдоль шеи, она с треском проскакала мимо меня и обозначила курс на соседнего загонщика. Тот был близко настолько, что я многое успел разглядеть в этом прорыве. Игорь пошёл в загон с не зачехлённой двустволкой. В какой-то момент мне показалось, что он выстрелит в атакующего зверя, но он поступил иначе. Спрятался за толстым стволом сосны. Подчинился запрету стрелять в загоне и не попал под тяжёлые копыта. Вот это был номер сообразительности и бесстрашия и со стороны коровы, и со стороны загонщика. Я, оторопев от увиденного тормознулся и сообщил в эфир о том, как сквозь наш строй ушла лосиха.

лось лосиха корова

— Ушла и ушла, — услышал я знакомый шёпот нашего командира, — Не хватало в первом загоне корову завалить. На самом открытии. — продолжал он с нескрываемой иронией в голосе.

Эфир затих на время.

Мы шли дальше, с каждым шагом приближаясь к номерам. Стрелки стали отчитываться о вышедших загонщиках. Вскоре и я оказался на просторной просеке.

В следующем загоне мы поменялись местами и встали на номера. Хотя не поймёшь, иногда, что лучше, — пойти снова в загон, или обогнуть квартал, задав крюка в несколько километров, чтобы выставиться где-то под ЛЭПом, ещё в километр.  Двигаться надо быстро. В общей колонне. Семь потов и ты на месте. Хорошо, что в рюкзачке припасена запасная маечка. Сбросив протёкшую от пота, я с наслаждением ощутил телом мягкость сухого хлопка. Комарам только дай раздетого тела. Они жадные до одури в одном стремлении насосаться моей вскипевшей крови.

По рациям прошла очередная команда. Загонщики вошли в лес. Их крики словно стоны послышались из сонного леса. Они медленно пробирались сквозь разбуженную чащу, стараясь своими голосами разбудить её от ленивой спячки. Выделился Димин. Он напоминал мне тирольские переливы горных пастухов. Прыгая голосом через октавы, он был различим от других. Полезная и забавная вещь, — рация. Когда все сидят на одной волне, любые переговоры в общем доступе. За сотни метров ты в курсе происходящего. Новостная лента развивающихся событий заставляет участников быть наготове. И вот долгожданный взволнованный голос загонщика.

— Ребята! Бычок на вас пошёл.

Пронеслось лёгкое волнение и стрелки ощетинились чёрными стволами к лесу.

На номерах не разобрали голос загонщика. Зашептались, вопросами. Кто сказал? Но Сказавший почему-то говорил также шёпотом. И ему напомнили, что он в загоне и может хоть криком кричать. Это мы на номерах молчком. Он опомнился и представился. Только кому это стало понятней? В каком порядке вошли, как пошли? Но в итоге все приготовились. Я увидел, как на соседних номерах вскинули ружья на изготовку. Вот он волнительный момент охоты.

Голоса загонщиков были уже близко, когда прогремел долгожданный выстрел.

Тишина в эфире была не долгой.

— Стрелял «Солдат».

Пауза… Как сговорились, — «И?»

— Лежит.

Голос командира знают все. Он по тембрам, как родной, за столько лет охот. Почти отеческий. Даже, когда раздражается, то, никогда вида не подаст. Сдержанный, хотя иногда и позволительно сорваться.

— Хорошо лежит?

— Вроде да.

— А ты без «вроде» — подойди и проверь. Чтобы потом за ним не бегать по всему лесу.

У стрелка тоже кончилось терпение.

— Лежит бездыханно… Что ещё? Может пульс проверить?

Было понятно, что командир наш одобрительно ухмыльнулся в микрофон и скомандовал.

— Всем разрядиться и ждать, когда остальные загонщики выйдут из леса.

— А если ещё кого выгонят? — Поинтересовался кто-то.

— Достать камеры и сделать красивое фото на память. У нас лицензия на одного взрослого лося. План выполнен.

Мы послушно стояли, не нарушая правил. Лишь, когда последний загонщик, застрявший в валежнике, показался на линии, и на номерах отрапортовали о его появлении, прозвучала команда собраться у трофея.

Верно, сказано кем-то, что охота это всё, что до выстрела. Дальше всё по наработанному. Пришло время острых ножей. Работали скоро сменяя друг друга. Голод подгонял лучше любых наставлений.

Вот по завершению разделки наступал охотничий праздник. Всё же именно он завершает охоту. Костёр и свежедобытое мясо, дымящееся на сковороде. Из рюкзаков на общий стол вываливаются закуски. И разговоры. Я же вспомнил лосиху, которая никак не хотела бежать на номера. Недовольная, что подняли с лёжки всем своим видом, показала, что не на ту напали. Что правила она знает. И, что не дурочка, слушать каждого встречного в лесу. Стоит небось где-то в крапиве по самые ноздри, или мелятнике и пожёвывает ещё по-летнему зелёные и сочные веточки, расставив большие уши на всякий случай. Расслабляться рано. Сезон охоты только открылся….

label,

Оставить комментарий